Добровольцы «Красного креста»

«Помочь ближнему», — просто это произнести, но трудно решиться на это. Почему «Красный крест» по-прежнему востребован в обществе.

Валентина Юрьевна Полищук – председатель Карельского регионального отделения «Красный крест», c января 2000 г. возглавляет эту организацию, а всего в «Красном кресте» работает уже 30 лет. По образованию В. Полищук — педагог (окончила Белорусский пединститут) и фельдшер (Петрозаводский медколледж). Не будет большим преувеличением сказать, что современная история карельского отделения «Красного креста» — это и её личная судьба.

В. Полищук есть что и с чем сравнивать, она помнит ещё ту организацию, в которой в республике насчитывалось почти 15 тысяч членов «Красного креста», и было-то это всего-навсего в 1990 году, а сейчас в карельском отделении «Красного креста» осталось не более трёх сотен членов. Хотя, надо признать, что по нынешним меркам – это огромная армия общественников. В России можно зарегистрировать федеральную партию (!), собрав для этого всего 500 человек, а в большинстве региональных партийных отделений насчитывается в Карелии по десятку членов, а то и меньше. Так что республиканскую организацию «Красного креста», в которую входят пять районных и городских отделений, можно смело называть многочисленной.

Какие проекты ведёт сегодня республиканское отделение «Красного креста»? Как складываются у него отношения с зарубежными коллегами после введения Евросоюзом экономических санкций в отношении России? И есть ли в принципе интерес у международной организации «Красный крест» к российским регионам? Об этом мы беседуем с Валентиной Полищук.

Корреспондент: — Валентина Юрьевна, в прежние годы возглавляемая вами организация вела по нескольку проектов одновременно. Благодаря зарубежным партнёрам, республиканское отделение «Красного креста считалось денежно ресурсным, позволяя себе масштабные проекты. А как сейчас обстоят дела?

Валентина Полищук: — Масштабы, безусловно, не те, что прежде были, но активность наша от этого меньше не стала. В этом году сразу три проекта реализуем. Один при поддержке Петрозаводской городской администрации, он называется «Развитие благотворительности через развитие волонтёрства». Цель проекта из названия понятна: мы хотим похвалить тех, кто бескорыстно работает на пользу общества. Одни делясь с нуждающимися деньгами, другие — личным временем, а это может быть даже более ценный и невосполнимый жизненный ресурс. А в результате те и другие улучшают социальное благополучие в обществе.

По деньгам городской проект совсем небольшой, точнее даже маленький — всего 15 тысяч рублей получили мы на него из городского бюджета. На эти деньги провели анкетирование участников НКО, в том числе просили их назвать фамилии известных им благотворителей Петрозаводска. На декабрь запланирован торжественный вечер, на котором назовём благотворителей 2019 года. Плюс к этому, мы взяли на себя смелость подготовить к изданию справочник «Активно действующие НКО Петрозаводска в 2019 г».

Корр.: — Небезопасное занятие – активных выделить. Наверняка, найдутся те кто, произнесут: а судьи кто? И действительно, кто?

В. Полищук: — Сами участники общественных организаций. На основе их ответов на вопросы анкеты и формировался список активных НКО Петрозаводска.

Корр.: — Второй ваш проект уже регионального характера. Он на кого рассчитан?

Валентина Полищук: — Мы выиграли грант главы Карелии, получив 330 тысяч рублей, и сейчас помогаем пожилым людям получать информацию о полагающейся им социальной помощи. Наше общение с этой категорией граждан, особенно проживающих в небольших населённых пунктах, говорит о том, что люди далеко не всегда знают на что они имеют право. Потому мы и решили в каждом районом центре, в тех местах, куда чаще всего приходят пожилые люди, а это, к сожалению, больницы, разместить информационные стенды, на которых будет находиться актуальная информация о социальных льготах для пенсионеров, и вообще полезные сведения о социальных службах района: телефоны, адреса, имена отчества руководителей.

Корр.: — А разве самые социальные службы такую информацию не распространяют?

В. Полищук: — Они это делают, но этого недостаточно, так что мы ликвидируем дефицит. Три информационных блока будут располагаться на стенде: первый — о социальной инфраструктуре района; второй — о бесплатных медицинских услугах, предоставляемых в районе, и третий – это алгоритм действий человека при получении им социальных и медицинских услуг. На каждом информационном стенде будет находиться карманчик для буклетов с дублирующей информацией, кому нужно, тот возьмёт буклет и дома у него под рукой будет вся необходимая информация. Стенды мы уже изготовили, до декабря они появятся в центральных районных больницах. Всю эту работу согласуем с республиканским Министерством социальной защиты. В ноябре проведём совместный семинар с ресурсным центром Минсоцзащиты, и ещё один семинар организуем для волонтёров, чтобы они могли отвечать на вопросы людей.

Корр.: — А где волонтёры станут консультировать пожилых людей?

В. Полищук: — Мы планируем, что они прямо возле информационных стендов станут это делать.

Корр.: — Как часто их можно будет увидеть возле информационных стендов «Красного креста»? И каким будет график их работы. Сложно представить, что волонтёры сутками готовы сидеть в больничных коридорах.

В. Полищук: — Раз в неделю, в определённые часы будут оказываться консультации.

Корр.: — На какой срок рассчитан проект?

В. Полищук: — На пять месяцев. В конце года подведём его итоги.

Корр.: — И всё-таки не понятно, фактически вы дублируете работу социальных служб. Они ведь тоже занимаются информированием граждан.

В. Полищук: — Мы помогаем им, не вмешиваясь в сферу их деятельности. Социальные службы работают прежде всего с нуждающимися в их помощи, кто вписан в их клиентскую базу. Мы же ориентируемся на тех, кто ещё самостоятелен, но по каким-то причинам теряет социальные связи с обществом. Пожилой человек – здоров. Но остался одиноким, близкие умерли, друзья растерялись. Человек как будто выпадает из жизни, замыкается. Таким будем помогать.

Корр.: — А после того, как завершится проект, стенды, консультации волонтёров, что с этим со всем будет? Кто станет обновлять информацию на стендах? И останется ли желание у волонтёров продолжать работу?

В. Полищук: — Сложно ответить на этот вопрос. Поскольку мы работаем в партнёрстве с министерством соцзащиты, то исходим из того, что они всё и наследуют от нас. Однако не могу утверждать, что волонтёрская деятельность сохранится за рамками проекта.

Корр.: — Вы говорили о трёх проектах, которые ведёт в этом году «Красный крест». Какой третий, на кого он ориентирован?

В. Полищук: — Лично для меня он самый сложный, прежде всего по психологической его нагруженности. Мы решились на то, чтобы помогать женщинам, оказывающихся в зоне риска по причине употребления ими алкоголя, наркотиков и психотропных препаратов.

Корр.: — А почему решили заняться этой проблемой?

В. Полищук: — Потому что тревожная статистика в Карелии. Специалисты отмечают рост молодёжного женского алкоголизма. Скажите, надо ждать от таких матерей здоровых детей? И вообще, появятся ли у них семьи?

Корр.: — И сколько молодых женщин попадут под ваш профилактический контроль?

В. Полищук: — Около тысячи по Карелии. Но не только с молодыми женщинами будем работать. Проект нацелен на три возрастные группы женщин, проживающих в пяти муниципалитетах Карелии – в Пудожском, Пряжинском, Кондопожском, Муезерском районах и в Петрозаводске. Первая группа – это девушки и женщины от 18 до 35 лет. Затем женщины от 35 до 60-ти. И наконец те, кому за шестьдесят. До начала проекта мы провели анкетирование 205 человек в районах республики. На основе этих данных сформулировали задание.

Корр.: А в каких районах Карелии фиксируется наибольший процент женского алкоголизма?

В. Полищук: — В северных территориях республики. Женщины редко обращаются за помощью к медикам, даже уже злоупотребляя. Они не считают себя пьющими. А наркологи помочь им не могут, потому как их и нет в районах.

Корр.: — А как сами женщины объясняют свою тягу к небезопасным для их здоровья застольям?

В. Полищук: — Рассказывают о проблемах в семье, конфликтах на работе. У женщин уже вырастивших детей — своё объяснение. Они вдруг обнаруживают, что остались в одиночестве. Типичная ситуация: муж умер, дети выросли, разъехались, редко вспоминая о матери. Женщина всё чаще приносит домой спиртное, у неё быстро находятся подружки-собутыльники. И пошло – поехало. Это и есть путь к социальной деградации. А кто-то и не пьёт, но мучаясь фобиями, подсаживается на психотропные препараты, не замечая как становится зависимым от них.

Корр.: — В чём ваша помощь тут может быть?

В. Полищук: — Первое что мы делаем, это ищем возможность вовлечь женщину в социально активную жизнь. Любая общественная деятельность, работа в коллективе, спасительна для одинокого человека. Помогают нам в этом психологи. Они работают в нашем проекте. Церковь огромную роль играет.

Корр.: — Кто ваши партнёры в этом проекте?

В. Полищук: — Шведский «Красный крест». Они профинансировали проект «Гендерные аспекты профилактики от алкоголизма, наркомании и потребления психотропных средств у женщин», выделив нам на работу 700 тысяч рублей. В рамках его реализации мы издадим методическое пособие для специалистов, рассказав как работать с данной категорией женщин.

Корр.: — Вы можете назвать несколько самых интересных для «Красного креста» проектов, которые вели в Карелии в последние лет пять?

В. Полищук: — Для меня они все интересные. В прошлом году был проект «Помощь словом и делом», президентский грант выиграли. Готовили общественных консультантов по социальным и правовым вопросам. Участники проекта, а это были сами местные жители, общаясь с соседями, выясняли какие жилищные, коммунальные другие проблемы у них не решались. Мы эту информацию обобщали и передавали в те органы власти от которых зависело подобное решение. Потом вместе со специалистами муниципальных органов выезжали в поселения и на месте организовывали консультации. «Красный крест» выступал в данном случае в качестве посредника.

Похожий проект мы вели совместно с Женевским международным «Красным крестом». Проект был огромный, на работу нам выделили 7 миллионов рублей. Но надо уточнить, что в нём было несколько направлений, некоторые из которых массу проблем для нас создавали. Например, часть денег разрешалось направить на оказание небольшой материальной помощи одиноким пожилым людям. Не деньги раздавали, конечно, но можно было что-то по мелочам в квартире отремонтировать. На одного человека разрешалось потратить не более трёх тысяч рублей. Мелкий, недорогой ремонт в квартире провести, скажем, обои поклеить, кран водопроводный заменить. Приходим к старушке в деревне, предлагаем ей помощь в рамках установленной сметы, а она нам говорит: единственно что ей нужно, это печь отремонтировать, которая дымит. Посчитали, а стоимость работ выходит в неподъёмные для проекта 50 тысяч рублей. Естественно, отказываем в такой поддержке.

Корр.: — И не сложно догадаться, лишь гнев на свою голову вызываете. У бабушки реальная проблема, а вы, прошу прощения, с какими-то глупыми предложениями к ней приходите.

В. Полищук: — Так и было. Мы предлагали финским партнёрам, которые проект курировали, давайте одному кому-нибудь материальную помощь окажем, чем деньги по крохам бессмысленно тратить. Нам отказали.

Корр.: — И я с финнами соглашусь. С какой стати международный «Красный крест» должен решать бытовые проблемы жителей российских деревень? Где дети у этой бабушки, у которой печь дымит? Где её родственники? Даже пусть нет никого у неё, тогда какова роль социальных государственных служб? Это же наша, российская, бабушка, а не финская. Сами и должны позаботиться о ней. Понятно, когда международный «Красный крест» спешит на помощь в случае масштабных катастроф, бедствий. Полагаю, что финские ваши коллеги не очень хорошо подумали о республиканском «Красном кресте», когда вы предложили им заняться ремонтом печки.

В. Полищук: — Согласна с вами. Почему Женевский «Красный крест» должен строить мостки и заборы в Карелии? Похожая история возникала и при распределении продуктовых наборов, за которыми приходили в том числе и те, кто в них не нуждался. В деревне ведь все прекрасно друг о друге всё знают.

Корр.: Как складываются отношения у Российского «Красного креста», и его Карельского отделения в частности, с зарубежными партнёрами после известных крымских событий 2014 года, когда по политическим причинам в отношении России были введены экономические санкции?

В. Полищук: — Плохо. С финнами раньше всегда был всегда хороший контакт. Теперь этого не скажешь. Международные проекты свернулись. Последний был в прошлом году.

Корр.: — Дело в большой политике или ещё в чём-то?

В. Полищук: — Прежде всего, конечно, в политике. Но и другое объяснение имеется. Когда мы начинаем обсуждать проекты, связанные с оказанием населению социальной помощи, нам не без намёка говорят, что в России миллиардеров долларовых больше, чем в других странах Европы. Мол, пусть ваши-то олигархи хоть какую-то часть своих средств направят на поддержку граждан собственной страны. И что тут возразишь?!

Корр.: — Они правы, одно дело было международному «Красному кресту» помогать гражданам России в момент экономического и социального обвала 1991 года и совсем другое – сейчас. Нам нужно самим побеспокоиться о социальной солидарности в своей стране. Тут, кстати, полезным представляется ваш проект, направленный на развитие благотворительности.

И последний вопрос к вам: какое направление деятельности наиболее важно для вашей организации, чему больше всего уделяете сейчас внимание?

В. Полищук: — Занимаемся просветительской работой по темам здорового образа жизни, поддержки пожилых людей, помощи семьям, имеющим детей с ограниченными возможностями.

Беседовал Анатолий Цыганков

Фото — Личный архив В. Полищук; rk.karelia.ru; politika-karelia.ru.

Будьте первым, кто оставит отзыв на статью "Добровольцы «Красного креста»"

Оставьте ваш комментарий