Заводи, поехали

За что президента Карельского отделения мотоклуба «Ночные волки» Геннадия Мазова лишили финской визы? Из-за чего карельские мотобайкеры увлеклись скутерами? И почему вопрос «Какая дорога ведёт в библиотеку?» можно смело задавать членам мотоклуба «Северный народ»? Об этом и о многом другом читайте в интервью с Геннадием Мазовым.

Геннадий Мазов – президент карельского отделения Российского мотоклуба «Ночные волки», член Общественной палаты Карелии. Окончил Санкт-Петербургский университет МВД России. 12 лет служил в правоохранительных органах Карелии. Сняв погоны, сначала работал консультантом по юридическим вопросам в коммерческих структурах, затем создал свой бизнес, сейчас занимается транспортными перевозками.

Геннадий Мазов давнишний почитатель, и даже обожатель, мотоциклов. Потому странно, что идея создания мотоклуба в Петрозаводске пришла к нему лишь в 2012 г. Тогда вместе со своими товарищами по неформальному, можно сказать, гаражному, объединению мотоциклистов, они создали общественную организацию, назвав свой мотоклуб «Северный народ». К настоящему времени в него входят двадцать человек, тринадцать из которых живут в Петрозаводске. Этим составом региональный мотоклуб вошёл затем в российский мотоциклетный клуб «Ночные волки», став его карельским подразделением.

«А сколько всего мотоциклистов в Карелии, есть такая статистика?», — интересуюсь у Геннадия Мазова, пытаясь сообразить какая потенциальная членская база может быть у клуба. Он отвечает уклончиво и скоро становится понятно почему. Сколько в Карелии мотоциклов состоят на учёте в ГИБДД, сказать можно –24 тысячи, но утверждать, что их владельцы по-прежнему ездят на них, нельзя. По оценке специалистов, в реальном дорожном движении находятся не более полутора тысяч мотоциклов. Всё остальное это, как правило, советская ещё техника, в полуразобранном виде доживающая свой век в гаражах.

Возле таких гаражей Мазов познакомился и с мальчишками, обожающими возиться с техникой, как и он в своём детстве. В разговорах с ними он пришёл к мысли, что их надо учить правилам дорожного движения, а то до беды недалеко. Потом возникла тема скутеров — мопедов, по привычной нашей терминологии, и как-то сама собой пришла идея, чтобы мотоклуб «Северный народ» занялся бы образовательными проектами. Тематика была очевидной – поведение школьников на автодорогах. Образно говоря, малышей надо учить, как правильно дорогу переходить, а тех кто уже за руль велосипеда или мопеда сел, надо приучать соблюдать правила дорожного движения.

— В 2013 г. мы обратили внимание, что российское законодательство отстаёт от технического прогресса, — рассказывает Геннадий Мазов. — К нам резко шагнули скутера, а законодательство не успело перестроиться. Сейчас, кстати, похожая история наблюдается с электросамокатами. В результате скутера стали самым опасным транспортным средством. Есть права – нет, все кто хотел ездили на них.

— Но ведь в Кодексе об административных правонарушениях были нормы, регулирующие использование мопедной техники? На скутеры они распространялись или нет?

— Распространялись. Две статьи административного кодекса регулировали действия водителя мопеда. Но терминологическая нечёткость, когда скутера фактически ездили по дорогам, а в правилах дорожного движения (ПДД) их существование не было зафиксировано, приводило к проблемам. Тогда по совету нынешнего уполномоченного по правам ребёнка в Карелии Геннадия Сараева мы и занялись просвещением подростков. Тем более что к тому времени у нас уже был похожий опыт. Многие годы мы по собственной охоте и при поддержке ГИБДД проводили акции «Внимание, мотоциклист», раздавая буклеты водителям, рассказывая им как вести себя на дороге в критических ситуациях.

— И так помаленьку дозрели до участия в конкурсе президентских грантов?

— Первый наш президентский грант назывался «Детству — безопасные дороги». В прошлом учебном году мы его реализовали. Год разбили на привычные для школьников четверти и каждый образовательный цикл посвятили конкретной теме. Первая четверть – «Безопасность пешеходов в тёмное время суток». Вторая — «Безопасность пассажиров транспортного средства». Третья четверть – «Мой друг – велосипед». Четвёртая — «Скутер – это серьёзно», это уже на старшеклассников рассчитано было. За год провели уроки и практические занятия в ста школах. И уже по ходу дела поняли, что надо бы сосредоточиться именно на старшеклассниках.

— А что в их поведении встревожило вас?

— Полное игнорирование правил дорожного движения. Рассуждали они так: делать можно что угодно на дорогах, лишь бы не попадаться сотрудникам ГИБДД. Планируя работу, мы хотели формировать у школьников старших классов модель правопослушного поведения. Разные аргументы приводили. Истории с ДТП рассказывали, когда беспечность ломала жизни их сверстникам. Кто-то становился инвалидом, кто-то попадал на спецучёт в правоохранительные органы и не мог затем поступить в военное учебное заведение. Такие примеры убеждали.

— Как я понимаю, второй проект мотоклуба вырос на плечах первого и четвёртую часть прежнего проекта вы сильно расширили.

— Да, сконцентрировались на теме скутеров и разнообразили формы обучения. Проект так и назвали «Скутер — это серьёзно!».

— Геннадий, правильно ли я понимаю, что в роли преподавателя вы прежде всего выступаете? Или кто-то ещё из членов клуба ездит с вами по школам Карелии? В проекте у вас ставится задача на 2019-2020 учебный год провести уроки в 200 школах республики. Это ведь огромная работа.

— В силу разъездного характера моей деятельности основная нагрузка ложится на меня, конечно. Я — и мотоциклист, и юрист, и в прошлом профессиональный сотрудник МВД. Но если удаётся, то и другие члены мотоклуба ко мне присоединяются. И не только члены клуба. Например, сочувствующий нам Алексей Савельев откликается на просьбы помочь. Он — действующий сотрудник полиции. Кстати, пришёл в мотоклуб, будучи ещё студентом юрфака и стал автором нескольких наших информационных буклетов.

— Много выпускаете информационных материалов? Они востребованы?

— Нашими памятками пользуются не только школьники, это само собой, но и сотрудники ГИБДД, занимаясь профессионально агитационной работой. Буклеты рассчитаны на старшеклассников. В каждую поездку я беру для раздачи по нескольку килограммов буклетов.

— В смысле килограммов? Не в экземплярах меряете печатную продукцию, а в килограммах?

— Это я так шучу. Просто как-то однажды взвесил и узнал, что пятьдесят штук буклетов равняются 430 граммам. С тех пор перед поездкой, собирая агитматериалы, килограммами и мерю их для скорости. Всего последняя партия буклетов потянула на 300 кг. В рамках второго президентского гранта нам дано на работу 1 миллион 200 тысяч рублей. Первый проект был в три раза меньше по деньгам.

— А кроме образовательных проектов чем ещё мотоклуб занимается?

— Как раз работа со школьниками — это меньшая часть нашей общественной деятельности. Мы проводим мотопробеги, байкерские фестивали. В этом году накануне 22 июня, даты памятной для любого гражданина России, провели недельный мотопробег по братским захоронениям Карелии. Назвали акцию «Война сердец не забрала». Линия фронта перерезала всё территорию Карелии и много мемориальных комплексов, понимайте могил, находятся вдоль трассы «Кола». На всех таких объектах мы установили стилизованные «Знамёна Победы», провели летучие митинги. В этой поездке по Карелии с нами были и члены «Ночных волков» из Москвы, Санкт-Петербурга. Везде к нам присоединялись местные жители, мотоциклисты, пацаны на скутерах и велосипедах. Подобные патриотические акции – визитная карточка «Ночных волков». Мы — патриотический мотоклуб.

— Внешний вид мотобайкеров привлекает мальчишек. Они, наверное, потому с таким доверием и относятся к вашим акциям.

— На любом нашем мероприятии много молодых лиц. И интерес этот естественный. Приезжают взрослые дядьки на супермотоциклах, в кожаных куртках, в шлемах, с символикой «Ночных волков». Всем пришедшим с нами на встречу всё интересно, все хотят сфотографироваться с нами. И от того разговор на любую тему воспринимается с доверием.

— Обратил внимание, что когда в этом году в г. Медвежьегорске проводился День республики, то на литературную встречу с Национальной библиотекой республики

пришло не меньше молодых людей, чем на выставку с оружием. И, похоже, потому что байкеры стали «книжными передвижниками».

— Это член Общественной палаты Карелии Валентина Петровна Лапичкова такой ход придумала. Она позвала нас в партнёры проекта «Читать не вредно – вредно не читать!». Национальная библиотека проводила мероприятие «Литературные улицы Медвежьегорска», а мы стали своего рода «магнитом» для публики. Всё-таки читающей, как показал конкурс знатоков литературы. Для нашего мотоклуба важно в подобных мероприятиях участвовать. Они позволяют правильно представить образ байкера для посторонних людей. Мы – не хулиганы, не бандиты на мотоциклах. В нашем клубе — интеллигентные и культурные люди, любящие технику и скорость. Образ байкера, созданный западными художественными фильмами, искажённый. «Ночные волки» совершенно другие.

— Но кое кого и патриотическая направленность деятельности вашего клуба раздражает и даже пугает. Ведь так? И в России у вас находятся критики, и за границей. Наслышан, что лично вас лишали финской визы за то, что два года назад вы хотели провести в Хельсинки марш «Бессмертного полка».

— Было такое. Полиция государственной безопасности Финляндии, это что-то типа российской Федеральной службы безопасности, усмотрела в задуманной нами акции угрозу, и в одну из поездок в Финляндию у меня прямо на границе отобрали визу. Нашли какой-то пустячный повод, совершенно формальный, и закрыли визу. Так на два года я стал не въездным в Финляндию (хотя в страны Шенгенской зоны ездил, только уже по визам других иностранных государств).

У меня никаких обид и претензий к государству Финляндии на сей счёт нет. Финская политическая полиция свою функцию выполняла, она блюдёт безопасность своих граждан. Они сочли, что наш парад «Бессмертного полка» в Хельсинки может создать конфликтную ситуацию на улицах города. Вдруг кто-то из финских граждан, например, захотел бы вступиться за своего деда? Мы гордимся своими победителями. Но и они ведь помнят своих участников войны, пусть и проигравших нашим дедам. Сложная эта тема. Мы же не события Отечественной войны 1812 года вспоминаем. У таких же пятидесятилетних байкеров финнов иное восприятие событий 1941-1945 годов, чем у нас русских. Это надо учитывать.

— Так что, ваши контакты с байкерами Финляндии не состоялись?

— Почему же, напротив, прекрасные отношения сложились с мотоклубами из финских городов Йоэнсуу (это город побратим Петрозаводска), Тампере и Коккола. Ездим друг к друг на фестивали. Просто есть темы, которые лучше не трогать. Пусть историки разбираются в событиях войны. Свою позицию относительно Великой Отечественной войны мы сформулировали и нам дискуссии на эту ему не нужны. Только пусть факты истории не извращает никто.

— С тех пор петрозаводский мотоклуб под подозрением в Финляндии находится?

— Уже нет. Не так давно финские полицейские провели брифинг для журналистов, разъяснив, что «Ночные волки» из Петрозаводска угрозы финнам не представляют. А я недавно двухгодичную финскую визу получил. Более того, в нашем российском мотоклубе четверо новых членов появилось и они жители Финляндии. Они сами захотели стать «Ночными волками».

— А идея проведения акции «Бессмертный полк» в Хельсинки актуальна для вашего мотоклуба или нет?

— Нет. Не будем нарываться на конфликт с органами власти. У нас разные оценки прошлого. Потому зачем входить в зону заведомого конфликта. Исходим из того, что у нас свои деды, и они победители, у них — свои. Другие темы для взаимодействия найдутся.

— Знаю, что как член Общественной палаты Карелии вы помогаете другим гражданским активистам, консультируете их. Что это за проект, который создаёте сейчас вместе с жителями города Лахденпохья. На что он нацелен?

— Я сейчас помогаю в создании трёх некоммерческих общественных организаций, в том числе готовится к учреждению и «Фонд развития горы Филина». Это такое туристическое местечко в Лахденпохском районе, где мы уже не первый год проводим байкерские фестивали. Лахденпохские партнёры предложили шире взглянуть на это место – а здесь в годы Великой Отечественной войны находился финский штаб Маннергейма, — сделав его историко-культурной площадкой для общения. Песенные фестивали, туристические слёты, спортивные мероприятия – на горе Филина есть где фантазии разгуляться. Создают всё сами жители Лахденпохьи, мы лишь помогаем. Мне этот проект представляется перспективным.

Вторая идея пока менее понятна, но ею точно надо заниматься. Петрозаводские квадрокоптеристы решили объединиться. Помогаю им в этом. Заглядывая вперёд, думаю, что им придётся в перспективе ещё и вопросами транспортной воздушной безопасности заниматься. Скутерам стало мало место на дорогах, а квадрокоптерам в небе надо будет правила полётов соблюдать.

— Не плодите ли себе конкурентов? На всех бюджетных денег не хватит в Фонде президентских грантов?

— На полезные проекты всем деньги найдутся. Федеральный центр понимает значимость гражданских инициатив и чуть ли не каждый год увеличивает финансирование деятельности некоммерческих общественных организаций. Чем большее число людей берутся за обустройство социального пространства, где они живут, тем сильнее будет страна. Для меня это очевидно.

Беседовал Анатолий Цыганков

Будьте первым, кто оставит отзыв на статью "Заводи, поехали"

Оставьте ваш комментарий