Ради пользы. Чьей и зачем?

В чём ценность добровольчества? Как становятся волонтёрами? И почему к ним нужно бережно относиться?

Эксперт Дарья Маковецкая: руководитель Центра добровольчества Карелии.

Число людей, готовых бескорыстно работать на общее благо, растёт в России. И это уже не удивляет. Добровольческое движение стало популярным и если до недавнего времени в него приходили преимущественно студенты и старшеклассники, то в последнее время кадровый корпус стал меняться, всё больше появляется среди добровольцев людей серебряного возраста, иначе говоря, в волонтёры пошли пенсионеры.

Что-то меняется в общественном сознании и это что-то побуждает людей к милосердию, к готовности пожертвовать — пусть хотя бы личным временем — ради решения проблем совершенно посторонних людей. Почему люди идут в волонтёры? — такой вопрос задал я Дарье Маковецкой, возглавляющей в Карелии региональный Центр добровольчества. Сама она в этом движении уже более пятнадцати лет. Вспоминая давние годы – это где-то 2003-2005 г., — она признаётся, что тогда на людей готовых бескорыстно помогать незнакомым (без оплаты труда), смотрели как на городских сумасшедших. Пройдёт немало времени прежде чем мировоззренческая установка на отчуждённость растает.

Тогда возникает следующий вопрос: почему люди, у которых и своих проблем в жизни хватает, нагружают себя ещё и общественной работой, тратя на это уйму времени и сил?

Дарья Маковецкая предлагает искать ответы в психологии людей. Для кого-то добровольчество становится способом личностной реализации, рассуждает она. Кто-то полагает, что волонтёрское движение позволит ему достичь больших результатов в жизни, в том числе и через расширение круга общения. А для кого-то важен сам процесс работы, чтобы не скучно было. А случаются и совсем неожиданные мотивы, когда человек, прошедший большую часть жизни, вдруг задумывается: что жизни той осталось – немного (сам себе года меряет), и пусть, мол, хоть кто-то о нём по-доброму вспоминать будет, и, удивляя окружающих, идёт помогать больным и старикам. Возможно, в тайне и на себя их судьбу примеривая.

Но прийти в волонтёрство, как ни странно это прозвучит, проще, чем остаться в нём. Можно ведь разочароваться, когда твои внутренние ожидания от выпестованного в сердце высокого душевного поступка наталкиваются на что-то канцелярское, холодное и даже бессмысленное (так может показаться человеку). Он шёл защитить кого-то от горя и одиночества, а ему предлагают какую-нибудь механическую работу по сортировке одежды из гуманитарной помощи. Разной может быть на это реакция.

Потому каждого, пришедшего в добровольческое движение, считает Д. Маковецкая, нужно понять, и найти ему такое занятие, которые бы его самого увлекало, изо дня в день расширяя для человека смысл помощи другим. «Наша задача понять ведущий мотив у добровольца и создать ему такие условия работы, чтобы его мотив удовлетворялся, и тогда люди охотнее и дольше станут заниматься волонтерской деятельностью», — убеждена Д. Маковецкая.

Какой¬-то статистики, как долго люди, приходящие в волонтёрское движение, задерживаются в нём, нет. Со школьниками более-менее всё ясно, их участие в движении связано с их учёбой. Потому в среднем два-три года работают – и уходят. А взрослые люди на долгие годы остаются в движении. Для кого-то это становится частью их жизни.

Чем популярнее добровольчество, тем неожиданней вопросы возникают, например, такой: почему некоторые должностные лица потребительски относятся к волонтёрам, считая их этакой дармовой рабочей силой? Позвали их – они столы и стулья расставили в зале заседания. Кликнули их и они пришли участников очередной конференции регистрировать. С одной стороны, оно вроде бы и нормально. Помогают. Они же добровольцы. А с другой, надо бы найти такую золотую середину, чтобы по глупости не превратить добровольцев в подсобных рабочих. Тогда активисты точно разбегутся.

И ещё на одно важное обстоятельство обращает внимание Дарья Маковецкая. Уже жизнью доказано, что люди приходящие в добровольчество помогать, довольствуясь на начальном этапе ролью ведомых, затем входят во вкус и сами уже становятся инициаторами общественных проектов. Потому справедливо назвать волонтёрство «питательной» средой для гражданского активизма. Волонтёры формируют условия для развития некоммерческого общественного сектора в Карелии. Заряжаясь идеей, они потом создают собственные организации, которые её реализуют.

В каких районах Карелии самые активные волонтёрские группы? И вообще, сколько в республике добровольцев? На первый вопрос Д. Маковецкая отвечает легко, слёту называя: Медвежьегорский, Пудожский, Лоухский, Кондопожский и Олонецкий районы. Относительно численности участников волонтёрского движения в республике – всё сложнее. Хотя сама она и называет точную цифру – 1750 волонтёров в Карелии, но тут же поправляется, уточняя, что речь идёт только о тех, кто зарегистрировались во всероссийском реестре добровольцев. Нет уверенности, что все участники волонтёрского движения это сделали (как говорится, это дело личного желания), как и не позволяет эта цифра оценить активность людей, назвавшихся добровольцами, хотя само по себе желание такое – уже похвальное.

Добровольцем стать может каждый — в любом возрасте и в любой понравившийся проект войти. Было бы желание.

Анатолий Цыганков

Будьте первым, кто оставит отзыв на статью "Ради пользы. Чьей и зачем?"

Оставьте ваш комментарий